Культура

«Худший концерт в нашей истории». Отрывок из книги о Guns N’ Roses

АиФ.ru публикует отрывок из книги «Последние гиганты» о культовой группе Guns N’ Roses.

Мик Уолл — известный британский музыкальный критик и пиарщик, который начинал еще в 70-е, занимался рекламными кампаниями Black Sabbath, Thin Lizzy, Dire Straits и других известных артистов. В 1983 году он стал ведущим обозревателем в журнале «Kerrang!», потом был среди основателей журнала «Classic Rock», вел программы на телевидении и радио. И, конечно, был знаком со многими музыкантами 80-90-х. Среди написанных Уоллом книг — биографии Оззи Осборна, Iron Maiden, AC/DC, Metallica и, конечно, Guns N’ Roses. Первая книга Уолла о «ганзах» вышла еще в 1991 году и называлась «Самая опасная группа в мире» (The Most Dangerous Band In The World); тогда же он поссорился с Эксл Роузом, перед которым извинился только четверть века спустя, когда затеял писать о группе новую книгу. Извинялся очень образно: «Я не могу дождаться, чтобы увидеть, что Эксл Роуз и Guns N’ Roses сделают еще. Они последние гиганты, и я их большой поклонник». Книгу, кстати, он так и назвал — «Последние гиганты» (Last of the Giants, сделав ее продолжением своей же работы о Led Zeppelin «Когда по Земле бродили гиганты» (When Giants Walked the Earth). 9 июля «Эксмо» выпускает «Последних гигантов» на русском языке. С разрешения «Эксмо» АиФ.ru публикует отрывок из книги.

Раздолбай, преступник, наркоман. Джими Хендрикс как воплощение рок-звезды

***

Я арендовал большой старый автомобиль «Линкольн», чтобы отвезти ребят в Санта-Барбару. Когда я заехал за Акселем [Аксель или Эксл Роуз, основатель и солист группы], он сказал, что поедет с фотографом Робертом Джоном и встретится с остальными на месте. «Не о чем беспокоиться, — подумал я. — Хотя бы в машине будет побольше места». Как глупо с моей стороны. Близилось время начала, а Акселя все не было. Музыканты беспокоились. Я думал, он просто опаздывает. За десять минут до начала вокалист все еще не явился. В эту минуту я покинул свой «пост ожидания Акселя» на парковке за театром и пошел в гримерку. Ребята выглядели несчастными.

«Мы не можем играть», — сказал Слэш [гитарист группы до 1996 года, вернулся в 2016 году]. Иззи [Иззи Стрэдлин — гитарист группы до 1991 года] просто уставился себе на ноги. «Мне плевать», — сказал им Нивен [Алан Нивен — менеджер группы]. — Мы договорились играть, и мы будем играть. Разберитесь, кто что будет петь, но вы, придурки, выйдете на сцену».

Ребята уныло потащились на сцену, и Дафф [Дафф МакКаган — басист группы до 1997 года, вернулся в 2016 году] и Иззи исполняли вокальную партию как могли. Могу ошибаться, но, кажется, даже Слэш что-то спел в микрофон.

В целом, это был, наверное, самый худший концерт в истории группы. Когда я стоял в зале, то слышал бормотание зрителей, высказывающих негативные замечания: «Я слышал, вокруг этой группы настоящая шумиха. Чувак, они отстой». Может и так, но в тот момент Слэш, Иззи, Дафф и Стивен [Стивен Адлер — барабанщик группы до 1991 года] покорили меня своим старанием выйти из нелепой ситуации.

Позднее Аксель утверждал, что пришел как раз к началу выступления. Мы не видели его ни до, ни после концерта, хотя оставили ему пропуск, а его имя было в списке артистов. Но вышло так, как вышло. Вообще у Экса всегда были проблемы с тем, чтобы прийти на концерт вовремя. Однако с того случая я стал более привержен группе как единому целому, чем ее примадонне.

Винил всему голова. Музыкальные альбомы, изменившие мир

Эта приверженность испытала проверку на прочность на следующем же концерте. Группу пригласили сыграть на разогреве у Red Hot Chili Peppers в кампусе Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, куда пришло 12 зрителей. «Двенадцать! Я сам посчитал. Ну отлично, думаю. Какого хрена я связался с Томом Зутаутом [скаут Geffen Records, подписавший в 1986 году первый контракт с группой] и его чертовой группой? Либо не приходит вокалист, либо долбаные зрители. Будет весело… Иззи прилип ко мне как приклеенный. Он считал: „У нас осталась последняя пуля в барабане. Последний в мире менеджер согласился с нами работать. Если мы его упустим, нам конец“. И это была правда».

«Со временем, — говорит Нивен, — Иззи стал тем, на кого я всегда мог положиться, когда нужна была актуальная информация. Когда я хотел узнать, что ребята думают о той или иной ситуации, с ним я разговаривал больше всех. Они с Даффом помогли мне рассмотреть потенциал Слэша и Акселя, когда я с ними только познакомился. У них было удивительное свойство — они просто излучали крутизну, когда находились на сцене. И это было естественно. Меня поразила их уверенность и беззаботность».

Но никто никогда не сомневался в том, кто лидер, на ком сосредоточено все внимание, кто задает тон. «Аксель, — говорит Нивен, — находился на пике невероятной андрогинной привлекательности. Многие люди смотрят на меня, словно я спятил. Но большинство, когда мы говорим о Guns N’ Roses и я спрашиваю: «Ну, скажи-ка мне, что было в Guns N’ Roses?» — смотрят на меня и спрашивают: «В них было что-то помимо аппетитов и капризов?» — И я говорю: «Да, черт побери! Вот почему я стал с ними работать, а если вы меня не понимаете, то мне очень жаль».

Алан вспоминает вечер, когда Том Зутаут приехал к нему домой и буквально умолял его взяться за эту группу. «Никогда этого не забуду… Он сел у окна, посмотрел на меня и сказал: „Нив, на этом моя карьера закончится. Я сяду в лужу“. Он рассказал, что лейбл угрожает расторгнуть с ними контракт: „Я в отчаянии, и мне нужна помощь“. Ну, и о чем же это мне говорило? Перед глазами словно высветилась огромная неоновая надпись со словами, что эти люди окончательно и бесповоротно антиавторитарны. И, если вы хоть немного меня знаете, то уже поняли, что я, конечно же, за них взялся. Некоторые особенности поведения Акселя я находил чрезвычайно оскорбительными для других, даже принимая во внимание трудности, через которые ему, возможно, пришлось пройти в детстве». В конце концов Нивен смирился и подумал, что «если удастся внедрить хоть немного дисциплины, то получится и полмиллиона записей продать».

Одна сатана. Любовь и ненависть в семействе Осборнов

Первый ключевой ход Алана Нивена в должности менеджера Guns N’ Roses — найденный им профессионал, который сделает все, что возможно, с их музыкой в студии. Это был Майк Клинк из Балтимора, бывший раньше инженером, а потом ставший продюсером и работавший в одной из самых известных студий Лос-Анджелеса «Record Plant» под руководством Рона Невисона — продюсера с золотыми руками и выдающимися коммерческими достижениями, в том числе многомиллионными записями Heart, Survivor, Europe, Оззи Осборна, Эдди Мани и Jefferson Starship.

«Клинк понимал, что хорошо звучит на радио, «но знал, что делать с Guns N’ Roses, — сказал он. — Парни принесли мне записи, которые им нравятся. Слэш любил Aerosmith, а Акселю нравился альбом Metallica «Ride the Lightning».

Клинк привел ребят в студию «Rumbo Recorders», которой, как он надеялся и молился, они нанесут минимальный материальный ущерб. Студия находилась в Канога Парке, на равнине к северо-западу от Голливуда, и у нее была общая парковка с ветеринарной клиникой «Winnetka».

«На время работы в студии я поселил их в квартиру неподалеку, — вспоминал Клинк, — и они ее разрушили. Однажды вечером дверь захлопнулась, а ключи остались внутри, поэтому парни бросили в окно булыжник. Они решили, что так будет похоже на ограбление. Когда их наконец выгнали, ни одна вещь в квартире не осталась нетронутой. Она выглядела так, будто ее решили перепланировать и начали сносить стены». Но, как позднее рассказал мне Слэш: «Мы кутили на полную, но в студии мы работали очень сплоченно. Во время работы мы не принимали наркотики и ничего такого».

Мик Уолл.
«Последние гиганты. Полная история Guns N’ Roses»
«Эксмо»

Источник

Показать более

Related Articles

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 + 8 =


Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Счетчик PR-CY.Rank
Close