Культура

Элина Нечаева: «Из-за «Евровидения» я сделала самую страшную вещь в жизни»

Сперва я подумал, что Эстония решила выставить итальянскую певицу на грядущее «Евровидение» — уверенный классический вокал, яркая внешность, завораживающая магией звуков электронная кроссовер-песня La Forza на безупречном итальянском. Будто на «Евросонге» материализовалась Дива Плавалагуна из «Пятого элемента»…


фото: Артур Гаспарян

За чаепитием с ALEKSEEV’ым Элина обсудила виды на «евроурожай».

Регламент не запрещает странам отправлять на конкурс кого угодно, хоть марсиан. Благодаря дуэту Дэйва Бентона с карибского острова Аруба и Танеля Падара с песней Everybody Эстония уже побеждала в 2001 году на «Евровидении» и, возможно, как подумалось, вновь решила опробованным трюком завладеть желанным хрустальным микрофоном? Однако имя певицы — Элина Нечаева — никак не указывало на итальянские корни. Девушка родилась в Таллине в 1991 году, в 2016-м окончила Эстонскую академию музыки и театра по специальности «классическое пение». Возможно, что в будущем она — эстонская Анна Нетребко, но пока это будущее еще не настало, артистка собралась в европоход с песней на итальянском. Столь задиристый вызов был принят Европой на ура — как только La Forza выиграла национальный отбор, букмекеры в едином порыве ввели Эстонию в список фаворитов будущего ристалища в Лиссабоне. По всем прогнозам, она уверенно держит второе место, уступая только разудалой певице Нетте из Израиля, чей зубодробительный клип Toy уже стал сенсацией. Однако никто пока не видел номера Нетты в отличие от номера Элины.

Придя на интервью с Элиной в Таллине, я столкнулся в дверях с Никитой Алексеевым. Украинский поп-стар Alekseev, посланный на «Евровидение» Беларусью, тоже шел на рандеву с фавориткой, неся огромный букет роскошных весенних цветов. Так что нашу предполагавшуюся более интимной встречу взволнованно снимали несколько телекамер. Промотуры — священная корова «Евровидения»…

Однако Элина в промотуры вообще не собирается. Подготовку к конкурсу она решила продолжить в Америке, куда и отправилась после нашего замечательного чаепития на троих в Таллине. Говорит, ей очень интересно, как американцы своим незамыленным глазом воспримут ее песню, что скажут, посоветуют, может, еще и чему-то подучат…

■ ■ ■

— Элина, в Эстонии сейчас все, наверное, счастливы, что именно на тебя пал выбор публики и жюри на национальном евроотборе, поскольку ты фаворитка грядущего «Евровидения-2018». Угадали! Хотя бы на начальном этапе…

— Это был действительно общенациональный выбор, так как 71 процент людей проголосовали за меня…

— Надо же! Нам в России очень знакомы такие электоральные цифры! Прямо президентский рейтинг…

— Ха-ха-ха! Да, я тоже подумала об этом. Думаю, о таком рейтинге может мечтать любой политик.

— Ну и как ты себя чувствуешь в роли фаворита, ведь от тебя ждут и оправдания надежд?

— Конечно, очень приятно, что людям нравится моя песня. Меня это, безусловно, вдохновляет, дает мне сил и мотивации работать еще больше, воплотить на сцене во время конкурса лучшим образом все чувства, любовь, что составляет содержание этого произведения. Очень важно правильно передать все это со сцены людям в зале, телезрителям, которые будут смотреть мое выступление по всему миру. Конечно, эти ярлыки — фаворит, не фаворит — немного преувеличены. На самом деле все будет решаться там, на месте, в полуфиналах, в финале конкурса. И никто никогда заранее не знает, что и как будет на самом деле происходить.

— Это правда. Прогнозы букмекеров как оправдывались, так и с треском проваливались…

— Это непредсказуемая вещь. Все будет в прямом эфире — затронет ли это души и сердца людей или не затронет? Очень много факторов может сыграть свою роль. Но во мне есть уверенность в том, что я делаю. Это хороший знак, что уже сейчас эта песня кого-то вдохновляет, кому-то дает силу, у кого-то от нее мурашки по коже, у кого-то слезы, кому-то открылся новый смысл жизни. Я это читаю в письмах, которые мне приходят. Такой фидбэк очень трогает, у меня у самой иногда слезы от этого наворачиваются, когда читаю.

— Раньше те, кто пытался привнести оперности или кроссовера на «Евровидение», как Амори Вассили из Франции в 2011 году или Малена Эрнман из Швеции в 2009 году, несмотря на оптимизм букмекеров, не добивались желаемого результата. Насколько неожиданной была для тебя столь позитивная реакция на La Forza и что тебя заставило поверить в то, что надо штурмовать евроолимп с такой песней?

— Все, как всегда, случилось неожиданно, это не был какой-то заранее продуманный, просчитанный хитроумный план. Летом меня услышали авторы этой песни Михкель Маттисен и Тимо Вендт, причем в достаточно «неурочном» месте — на свадьбе моей лучшей подруги, с кем мы всю жизнь сидели за одной партой. Я решила сделать ей подарок, исполнить на свадьбе несколько классических арий, я же оперная певица. Михкелю и Тимо так понравилось мое пение, что они взяли и написали песню специально для моего голоса. Предварительно просмотрели и прослушали все мои видео в Интернете, спросили, в каком диапазоне я могу петь, и написали такое красивое произведение. Слова сочиняли я и моя подруга Ксения буквально за день до записи, в последний момент. Композиторы нам говорят: девочки, музыка есть, нужны слова, вы же умеете говорить на итальянском, вперед.

— Еще и дебют как поэтессы!

— Для меня это впервые — писать слова, да еще на итальянском! Для меня это тоже вызов. Мы все это записали и отослали на наш национальный отбор Eesti Laul. Даже не задумывались, пройдет — не пройдет. В любом случае просто была идея сделать интересный проект, поскольку в Эстонии никто такой музыки-кроссовер не делает, эта ниша свободна. И конечно, я была приятно удивлена, когда узнала, что песня прошла. А когда еще и выиграла в национальном отборе, для меня это все стало как сон.

— Да еще вся Европа признала La Forza одной из песен-фаворитов «Евровидения»…

— Честно говоря, я до сих пор не очень понимаю, что происходит.

— На «Евровидении» превалирует, конечно, английский язык, хотя есть много примеров, в том числе успешных, песен на национальных языках. Мария Шерифович из Сербии даже победила в 2007 году с «Молитвой», t.A.T.u. успешно показали «Не верь, не бойся…» в 2003-м и т.д. Но Эстония с песней на итальянском — это прямо уже суперэкзотика и гремучая смесь…

— Это произведение настолько гармонизирует с классическим вокалом, а итальянский язык и классика настолько органичны и едины, что именно такая конструкция выглядела наиболее логичной. Это было воспринято настолько естественно, что, честно говоря, вопросов ни у кого даже не возникло. Я считаю, что в музыке нет преград между национальностями, языками. Музыка — это то, что объединяет нас всех. Главное — это чувства, эмоции, послание, которые мы хотим передать музыкой. А мое послание замечательное — это песня про любовь…

— …которая сдвигает горы.

— Верно, и которая ведет нас через всю жизнь, потому что это самая большая сила во всем мире. В наши дни, я считаю, надо об этом особенно говорить, потому что в мире происходит столько грустного, плохого.

— Про горы я не случайно процитировал твою песню, поскольку именно из-за этой метафоры тебе, как я понимаю, досталась самая трудная роль на съемках видеооткрытки в Португалии. Тебя же заставили там лазить по горам, словно заправскую альпинистку. Судя по видео в Инстаграме, тебе было страшновато…

— Думаю, режиссеры имели, конечно, в виду такую связь. Когда я прочитала e-mail: «Португалия, прогулка по горам» — ну, думаю, отлично! А в действительности это стало самой страшной вещью, которую я в своей жизни делала. Было еще очень холодно, а я в легкой кожаной курточке — собралась же на приятную прогулку по горам! В общем, сюрприз! Забралась на эту скалу, с которой открывался захватывающий, конечно, вид. И они говорят: всё, мы тебя сейчас цепляем — и ты спускаешься вниз по этой отвесной скале. И достают все эти альпинистские штучки — жгуты, крюки, веревки. Только что прошел дождь, все скользкое, мокрое, плюс 5, ветер! Я уже не чувствую ног от холода. Думаю, все — лягу на эту скалу и никуда с нее не двинусь. Страшно! Паника! Истерика! И тут с интересом наблюдаю собственный внутренний диалог, во мне как бы две половинки боролись. Второй голос говорит: давай, тряпка, соберись, чего нюни распустила!.. В конце концов я просто отключила все эмоции, остались только рефлексы самосохранения, когда полезла по этой скале, а когда уже спустилась — тут и слезы хлынули, и облегчение… Для меня такое было впервые.


Песня La Forza и «номер с платьем» вызвали бурное обсуждение еврофанатов.

— Вот тебе и «Евровидение»! Собралась, понимаешь, с ёперной песенкой!

— Да уж, ха-ха-ха!

— Но по натуре ты боец, и этот второй голос, видимо, не случайно заговорил? Ты же много конкурсов в своей жизни прошла…

— Да, мне очень нравится именно процесс подготовки к конкурсам, и, конечно, приятно, когда получаешь хорошие места, когда людям и жюри нравится то, что ты делаешь. Всегда очень важен именно процесс подготовки. Очень мотивирует, когда знаю, что у меня есть эти три, пять, десять минут — в зависимости от конкурса, — когда я должна выложиться просто на 200 процентов и сделать даже больше того, что обычно умею. Это позволяет развиваться, становиться лучше. Процесс взращивает меня как человека, как музыканта, и после каждого конкурса я поднимаюсь уже на следующий уровень в своем мастерстве, умении, знаниях.

— Но конкурс — это и стресс, особенно «Евровидение»…

— Мне нравится такой стресс, нравится эта стихия. Только, конечно, сам стиль… Так как я больше привыкла к классической музыке, то немного выхожу здесь за свои рамки комфорта. Но мне это нравится, я по натуре человек достаточно авантюрный. Мне нравится пробовать себя в разных ролях, осваивать новые территории. В прошлом году, например, я вела национальный отбор на «Евровидение», и это тоже было для меня впервые — вести передачу перед такой аудиторией, в Эстонии это самое популярное шоу. Это тоже был выход за рамки комфорта. И мне нравится то, что сейчас мы делаем с нашей командой, потому что есть обратная связь, люди говорят, что им нравится, трогает их за душу. К тому же есть сверхидея — я хочу привлечь внимание к классической музыке. И может, это заинтересует людей, которые обычно не ходят слушать оперных певцов в опере.

— Классическая музыка и опера сейчас вообще на подъеме. Это тренд по всему миру. А оперные звезды и примы уже частенько стирают грань между собой и самыми большими поп-звездами… А давно ли ты следишь за «Евровидением»?

— Прямо с детства и слежу, ха-ха-ха! Одна из моих любимых песен, если говорить об эстонских участниках, Rändajad («Странники») дуэта Urban Symphony (Москва, 2009. — Ред.), и еще мне нравится песня Отта Лепланда Kuula («Слушай»), особенно ее версия на русском языке, хотя на конкурсе (Баку, 2012. — Ред.) она звучала по-эстонски. Не могу объяснить почему, но именно версия на русском языке вокально-технически получилась просто изумительно. Может, именно русский язык так хорошо сел на его голос, не знаю. А самая любимая, пожалуй, это Euphoria. На самом деле в исполнении она очень сложная, и я поражаюсь, как Лорин настолько хорошо справилась. Очень хорошая, эффектная песня.

— Когда Швеция заявила эту песню, она сразу вошла в список фаворитов «Евровидения-2012» в Баку, как сейчас и твоя La Forza. Тогда прогнозы оправдались…

— Честно говоря, о «Евровидении» я особо не думала, даже когда вела в прошлом году национальный отбор. Но, что интересно, как раз на днях мой педагог по вокалу напомнила мне наш разговор в 2014 году на передаче «Классические звезды» о том, что надо было бы с нашими классическими артистами сделать классную песню и поехать на «Евровидение». Но тогда это больше было как шутка, идея в воздух, ничего делать не стали. И моя учительница напомнила мне об этом сейчас. Мы посмеялись, что мысль вот так неожиданно может материализоваться. Тем более что девочка, с которой мы написали слова, Ксения Кучукова, тоже финалистка этого конкурса «Классические звезды». И мы сейчас вместе поедем в Португалию. Так что классические звезды едут на «Евровидение»! Конечно, моя мечта — большие оперные сцены, но времена меняются, и я считаю, что серьезная классическая музыка не исключает такого параллельного направления, как кроссовер. Моя идея — сделать из La Forza, возможно, какой-то цикл, мини-оперу.

— В общем, Саре Брайтман будет кому передать бразды правления в жанре?

— Ха-ха-ха, можно и так сказать. Надеюсь реализовать себя в более серьезном направлении, но нельзя ничего исключать. Пока это такое хобби.

— Не знаю, как оценит Россия русскую певицу из Эстонии, поющую на итальянском, но Италия просто обязана поставить тебе 12 баллов. Ты думала об этом?

— Насчет Италии я, конечно, уже думала. Надеюсь, им понравится то, что Эстония поет на итальянском языке, и от них можно ожидать высоких баллов.

— Следишь за соперниками?

— Я ознакомилась со всеми произведениями. Мне очень понравилась датская песня (Higher Ground). Эти викинги (Rasmussen), мужчины, такие красивые! Думаю, если они сделают в Лиссабоне шоу, похожее на то, что показали на национальном финале, у них будут очень высокие шансы. Очень Грузия (Iriao) понравилась, красивый, чистый вокал. Это мои личные фавориты. Победу, правда, прочат Израилю. Думаю, они специально пока не показывают номер вживую, а только клип, держат его как сюрприз. Надеюсь, что это будет приятный сюрприз, потому что песня замечательная. Отличная песня у Саши Рыбака, мне очень нравится то, как он виртуозно управляется со скрипкой. Здорово, что после такой яркой победы на «Евровидении» в Москве он вновь решил участвовать, это только украсит конкурсную программу. В этом году вообще жанрово очень разнообразный конкурс.

— Обсуждают не только песню, но и твой номер. Визуально он прекрасен, великолепно подчеркивает изящество музыки и шарм певицы, но многие подтрунивают над тем, что «фишку с платьем» уже отработала Полина Гагарина в 2015 году в Вене. И не одна она, кстати, — румыны, молдаване, латыши…

— Вот вчера на сцене дым пустили — и если ты тоже дым пускаешь, то, значит, ты повторюшка-хрюшка? Моя позиция такая, что есть элементы, которые люди используют на сцене, но каждый по-своему. Те же проекции на платье — они ведь совершенно уникальные, оригинальные, у всех всё по-разному. С другой стороны, даже мысли не было кого-то скопировать, как и с песней — классический вокал плюс электронная музыка, хотя такое сочетание тоже давно не новелла в мире музыки. И наша идея — классическое длинное платье, электронная музыка, академический вокал, красивые визуальные проекции. У нас другая проблема — вся эта видеопроекция стоит очень дорого, и нам еще надо собрать на это 65 тысяч евро. И сейчас стоит вопрос: где и как? Надеюсь, мы его решим и это платье все-таки поедет на «Евровидение».

— Будет очень жаль, если не поедет.

— Ну я уже сказала, что голой на сцену выходить не буду.

— Хотя… Это было бы точно первое место!

— Ха-ха-ха!!!

— Желаю тебе решения всех проблем и максимальной поддержки от стран и болельщиков!

Источник

Показать более

Related Articles

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 + 7 =


Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Счетчик PR-CY.Rank
Close